ЖУРНАЛ ПРАВОСЛАВНОГО ПАНК-ПРОФЕССОРА (savvateev) wrote,
ЖУРНАЛ ПРАВОСЛАВНОГО ПАНК-ПРОФЕССОРА
savvateev

Categories:

ПЛАЦКАРТНАЯ ПОЭМА (ИСПОВЕДЬ)

Друзья мои, я не могу молчать. Ловите и судите. Лёша



За что я люблю плацкарты? За то, что там ездат люди,
"живущие без наркоза". Я не могу объяснить, что я имею
в виду, но могу привести вам свежий жизненный пример.
--------------------------------------------------
Итак, 2.5 недели Иркутского рая закончились финальным
аккордом - вечером прощания, с вином, мороженым и гитарами.
На пике любви ко всему белому свету я был посажен в поезд,
напоследок спев любимым друзьям и любимому городу
"пятьсот весёлый", уже сидючи на ступеньках тамбура.

Миг расставанья настал. Жизнь неумолимо тянула меня на запад,
вместе с набирающим ход поездом 053 "Владивосток - Харьков",
единственным на планете поездом с пробегом более 10 000
километров. Пьяный от впечатлений, я окунулся в вагон.

Вечером ничего не происходило - расстелив постель на своей
верхней полке, я уснул. Время было час ночи по Иркутску.
--------------------------------------------------
Проснулся я в Тулуне (даже незадолго до него). Похавал геркулес
и покемарил до Тайшета (надо было заставлять себя переходить
на другой часовой пояс - будучи категорическим жаворонком, я
мгновенно перехожу на восточное, более раннее время, и с диким
скрипом обратно - в отличие от 99,(9) процента всех моих знакомых).

В Тайшете в вагон погрузился Главный Герой начавшегося дня.

Со внешностью заправского бабника, с густыми усами и статной
осанкой, он мог бы, наверное, стать кем угодно: паханом на зоне,
бригадиром на стройке или тамадой на вечеринке. Мог бы, если
бы не находился на тот момент в состоянии затяжного запоя.
--------------------------------------------------
Он ехал с вахты, где работал эскаваторщиком. Об этом рассказали его
собутыльники, оказавшиеся его сослуживцами по вахте в Бодайбо. Время
от времени он уходил в запой - это случалось, когда его завлекала к себе
очередная одинокая местная девчонка. Потом Герой сбегал от неё, и снова
работал. Он был лучшим эскаваторщиком в округе, и его не прогоняли.

Он ехал домой к жене. С зарплатой. Огромной, между прочим - сейчас на
вахтах платят в районе 90-120 тысяч в месяц, как рассказали его друзья.

Жена ждала его и денег. Жена денег не дождалась. Жена получила его
на станции Боготол, мокрого, с расстёгнутыми штанами и в бессознательно
пьяном состоянии. Всё, что у него было - весь гонорар! - он прокутил в пути.
--------------------------------------------------
А началось всё так - он вошёл в вагон с характерной "запойной ухмылкой",
посмотрел в глаза каждому из нас, и попытался закинуть свой рюкзак на
полку. Не удалось. Ему помогли - рюкзак уютно лёг на третью боковую,
а сам герой (вот имени его, увы, не запомнил!) брякнулся на нижнюю
небоковую. Не успел поезд отъехать от Тайшета, как он достал
водку и пиво.

Пришедшая за билетом проводница опешила (тем более, что всё
это время по вагону разносился его громогласный, хоть и довольно
изысканный, мат). Он тем временем уже успел два раза пристать
к девушке напротив, и каждому из нас по три раза предложить
выпить водки или пива, в такой примерно форме:

- Давай выпьем (в силу алкогольного поражения мышц рта, этот призыв
звучал примерно как "дай ыем")
- Я не пью, я вчера очень сильно напился, не могу смотреть на алкоголь
- Ну и не смотри, а пей
- Не буду
- А кто тебя спрашивает, будешь или нет??
--------------------------------------------------
Пара пассажиров уселись с ним бухать. Но, судя по всему, проводница
вызвала милицию - дюжая пара молодцов в погонах зашла в наш отсек.
Они были довольно приветливы, ограничились списыванием паспортных
данных и обещанием прислать квитанцию штрафа. Разговор вёлся между
ними и героем довольно забавный, жаль не воспроизведу уже, забыл.

Менты ушли, он сел к даме. Каждую минуту он предлагал ей "полежать",
случайно/умышленно на неё падал с идиотской улыбкой. Дама веселилась,
однако не более того - исправно его отсылала каждый раз, когда он пытался
зайти за черту. Но потом опять ему улыбалась и продолжала диалог. Нас он
успел, кажется, за это время достать больше, чем её.

Он пил, матерился, рассказывал байки нецензурного содержания, порой
смешившие даже нас, не пивших с ним. Раза четыре он сходил за водкой
в вагон ресторан, раз 20 покупал пиво у проводниц других вагонов (наша
оказалась принципиальной, не продавала ему). Водка в вагоне-ресторане
стоила 800 рублей за бутылку. Несколько раз встречался с должностными
лицами, всякий раз расставаясь с 500-1000 рублями. Про одну из встреч
с милицией я дальше расскажу вам подробнее, ибо она глубоко засела
в моей душе, аукнулась ножом по сердцу.
--------------------------------------------------
В какой-то момент он заснул, прямо на кушетке "своей прекрасной дамы".
До этого, кстати, поняв, что там ему ничего не светит, он стал активно
приставать к даме напротив - пожилой бурятке, лет под 70. "Что ты, сынок,
я уже бабушка!" говорила она ему. "Любви все возрасты покорны", отвечал
он. "Выпей водки, красавица". Но потом он всё-таки наконец заснул.

Мы думали, что на этом приключения закончились. Чёрта-с-два. Где-то
минут через 40 я задремал, а, проснувшись, подумал, что нахожусь не
в плацкартном отсеке, а в общественном туалете: снизу ударил в нос
запах мочи. "Хорошо, хоть не г-на", подумал я спросони.

Я перегнулся вниз, и увидел нашего Героя. С расстёгнутой ширинкой,
широко раскинув ноги, сверкая золотыми зубами из приоткрытого рта,
он храпел. Весь его торс, живот, ноги и половина постели, на которой он
лежал, расплывались в вонючей луже. Девушка сбежала со своей полки,
и весело болтала с одним из его собутыльников. Они болтали и смеялись.

Я тоже засмеялся, потому что юмор ситуации взял верх над её вонючей
абсурдностью. Проводница вошла в отсек, посмотрела на это и сказала:
"Стыд и срам". То были самые мудрые слова, услышанноые мною за день.
--------------------------------------------------
А дальше я расскажу вам историю, мрачнее которой нет для меня на белом
свете, и надеюсь, что и не будет никогда. Я не буду скрывать от вас никаких
подробностей, а вынесу свой поступок на всенародный суд. Судите меня
так, как умеете - я ничего не скажу в своё оправдание.

Проснувшись часа через три (после Красноярска), наш герой закряхтел и
отрешённо оглядел себя с головы до ног. "Здравствуй, жопа, новый год!" -
только и молвил он. А потом полез за водкой.

Налил 50 грамм, и протянул их мужику-соседу - за это время соседи
сменились, и это был мужик, севший в Красноярске. Тот машинально
выпил (он тоже уже был пьян, когда сел в поезд, и наверное, тоже
в запое, но его запой был не "бровадно-ярким", как у главного героя,
а "депрессивно-подавленным"; он в основном молчал, изредка
тяжело вздыхая и глубоко, долго кашляя). Затем герой выпил и сам.

А потом он протянул стакан и мне, наверх, уже ничего не говоря - молча.
И я тоже машинально выпил. Какие-то мысли типа "желудок подлечить,
что-то разболелся" или "пусть, ему меньше достанется, бедняге" надо
справедливо списать на попытку самооправдания. Короче, выпил и
продолжил читать свою науку, уже не участвуя в процессе внизу -
прооцессе опохмелки, переходящей в очередную стадию запоя.
--------------------------------------------------
И тут вошли два милиционера. Они мгновенно оценили ситуацию
(наверное, их тоже вызвала наша проводница, а может, они сами
пришли) - "Так, распитие спиртных напитков. Водка чья? Понятно.
Паспорта все сюда." Собрали со всех нас паспорта. Посмотрели
на меня исподлобья.

- Вы не в теме?
- (..) я лёгким движением головы дал понять, что нет.
- Понятно. Тогда забирайте паспорт. А вы, оба, идите за мной.

Я лежал на верхней полке, обливаясь холодным потом. Безучастье
Понтия Пилата и отреченье апостола Петра, вот что уместилось в
моём еле заметном кивке головой. Господь Бог нам дал несколько
главных заповедей, и я только что в самой классической форме
нарушил заповедь "не лжесвидетельствуй". Заповедь, которую я
чту, быть может, превыше всех других, важнее всего остального
в моей жизни......
--------------------------------------------------
Что я могу сказать? На груди моей висел "ксивник", и в нём была
очень круглая сумма - весь Иркутский гонорар, даже больше.
Я думал, конечно, о Катюше и детках, которым я вёз эти деньги.
Конечно, я ответил бы за эту пьянку как все, не будь у меня с собой
этого гонорара. А так - не смог, не ответил, оказался слаб. Я знал,
глядя на этих ментов: всё заберут, всё что есть.

Я пытался себе доказать, что одна малюсенькая рюмочка, выпитая
в благих намерениях, "не считается". Но моё сердце говорило мне:
ПРЕДАТЕЛЬ. В одно мгновенье я пал душой своей ниже всех мужиков,
находящихся в многодневных запоях и кутящих по дороге назад, ниже
всего того, что я сам всегда считал запредельным падением.
--------------------------------------------------
Мужики вернулись. С нашего Героя уже нечего было брать - последние
500 рублей у него забрала проводница за обоссанный матрац. А может
и было - но уже совсем немного. А вот со случайного нашего попутчика
срубили - срубили всё, что он с собой вёз. За ту же малюсенькую рюмку.

Он со вздохом лёг напротив меня. Я потрогал его за плечо, встретил его
взгляд, полный горя и совершенно лишённый презрения. Я спросил его:

- Сколько забрали?.
- Всё, что вёз - 500 рублей. Суки....

Я сказал: "подожди", и дрожащими от волненья руками стал развязывать
верх у рюкзака, перегнувшись наверх, на третью полку - обычный кошелёк
был там (на груди покоился лишь основной гонорар). Достав деньги, я отдал
ему 500 рублей - сумму, пропажу которой я и не замечу, а для него, бедного
пенсионера, это, быть может, недельный заработок. После этого мне стало
чуть легче, дрожь прошла, я уснул.
--------------------------------------------------
Ночью нашего Героя, как мёртвый груз, волокли на перрон станции
Боготол. Выкинули из вагона на руки жене. Голого, как сокол.

В Новосибирске я крепко пожал руку того мужика, которому отдал
500 рублей. Он посмотрел на меня - тепло, светло, по-отечески.

Я не знаю, может быть я хоть частично этими 500 рублями искупил
свой грех - а может, и нет. Прости меня, Господи, за моё падение.....
--------------------------------------------------
21.04.2008
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 20 comments