ЖУРНАЛ ПРАВОСЛАВНОГО ПАНК-ПРОФЕССОРА (savvateev) wrote,
ЖУРНАЛ ПРАВОСЛАВНОГО ПАНК-ПРОФЕССОРА
savvateev

Categories:

Пик Аршан, или 37.5 часов между Дружбой и Любовью

Дорогие друзья!

Представляю на суд походной общественности, а также к увеселению прочей
почтенной публики, краткое и довольно сухое описание экстремального
радиального выхода с аварией по пути, занявшего вместо одного дня
полных два. Если есть какие-то комментарии от участников, то милости
прошу - Миша и Саша, дополняйте (у Жени пока что нет опыта работы
в интернете)!

Если кто-то захочет как-то прокомментировать эту историю, это также
всячески приветствуется! Обижаться не буду, постараюсь извлечь уроки
и сделать выводы, а всю вину за происшедшее сразу же беру на себя.
-------------------------------------------------------------


Выпьем за то, что выше Любви, но ниже Аршана! - Этот тост мне
поведал мой друг из Иркутска, Саша Филатов. Дело в том, что над
курортом Аршан (120 километров на запад от юго-западной оконечности
озера Байкал, у подножья Тункинских Гольцов, 830 метров над уровнем
моря) гордо расположились слева направо: пик Любви (2100), пик
Дружбы (2450) и пик Аршан (2630).

На пик Любви идёт слоновья тропа, и туда ежедневно заходят толпы
народу, порой совершенно далёкого от всякой горной романтики -
просто отметиться: согласно поверью, любовь будет крепче, если
вместе забраться на этот пик (более того, желательно последний
взлёт пронести Вашу Любимую на руках!).

Начали мы в этом году с того, что всей толпой забрались на пик Любви,
причём одним из покорителей был мой четырёхлетний сын Мишка, ни
в чём не уступивший как минимум половине взрослых восходителей
(правды ради, полпути он карабкался сам, а полпути ехал на папе).
-------------------------------------------------------------
Но потехе час, а делу - время, и спустя пару дней мы уже в более
узкой компании намерились покорить главную вершину этих мест,
пик Аршан. Радиалка обещала быть суровой - мало того, что общий
подъём 1800, но ещё и по слухам где-то между 1А и 1Б категорийности.
Поэтому позвал я только самых сильных по результатам восхождения
на пик Любви (да, да, открою карты, пик Любви был не чем иным,
как полигоном для отбора личного состава на пик Аршан!).

Нас оказалось четверо. Женя Зацепин из посёлка Зима, вышеупомянутый
Саша Филатов, Миша Дворников и я сам. Вышли из Аршана в 9 утра (я бы
выходил часов в 5-6, но не нашёл в себе энергии, чтобы убеждать в этом
остальных участников мероприятия).
-------------------------------------------------------------
В лесу было множество тропинок, и непонятно, по какой из них надлежало
идти. Всё сокрыл очень густой туман, и не было видно напрочь, куда же мы
поднимаемся. Как итог, мы первым же делом допустили ошибку и выбрали
не тот склон, который ведёт на пик Аршан, а тот, что ведёт на пик Дружбы.

Делать этого не следовало. Во-первых, хребет, ведущий на Дружбу, очень
крутой и категорийный, снизу присутствовали участки наклоном до 55-60
градусов (я знаю о чём говорю, тридцатый раз в горах!), подъём по которым
естественно не был бы возможен, не будь они поросшими сверхплотным
кустарником. Впечатление от подъёма такое, что лезешь вертикально
вверх, обоими руками цепляясь за эти лианы. Это было очень стрёмно,
но продолжалось недолго. Утомлённые этим взлётом, мы однако оказались
уже выше облаков, и наслаждались картиной, которую можно в норме
наблюдать лишь из окна самолёта - бассейн долины, в котором плещутся
плотные, густые облака. Временами они расступаются, и в проёмах виден
далеко внизу посёлок Аршан, покинутый нами поутру.
-------------------------------------------------------------
Хребет уполаживался, но неохотно. Кустарник тоже отступал нехотя, и
тут мы поняли, что мучения наши ещё далеко не позади: на хребте стали
один за другим вставать "жандармы" - скалы, преграждающие путь,
обойти которые почти невозможно, ибо наклон самого склона выше
предельно допустимого для траверса. До поры до времени, с жутким
стрёмом, мы эти препятствия преодолевали, теряя и силы, и светлое
время суток; однако очередной жандарм стал для нас непреодолим.

Была мысль "назад", но мы её отогнали - катиться вниз по тому склону
через колючие кустарники ох как не хотелось. Наверх тоже не получалось,
в результате таки пришлось выбрать компромисс, и терять высоту,
траверсируя чуть-чуть уполаживающийся кверху склон. Попутно пришлось
в паре мест прыгать с высоты своего роста - всё было на грани фола.

Однако мы всё-таки смогли переброситься, с определённой потерей
высоты и нервов, на нужный хребет, ведущий уже прямиком на пик
Аршан. Последний давно маячил на чистом синем небе перед нами,
маня и зазывая. Прочь усталость, мы ринулись вверх. Чем выше, тем
становилось круче, курумник был какой-то сильно живой, требовалась
максимальная концентрация, а последние 200-300 метров подъёма
пришлись на склон, скомпанованный из плит и действительно очень
крутой (50 градусов). Пришлось карабкаться по расщелинам между
плитами. Пик Аршан оказался на грани нашего коллективного горного
опыта, а если говорить честно, так и вовсе за гранью.
-------------------------------------------------------------
Пик Аршан открыл нам свои объятья, представ во всём блеске горной
наготы, вместе со всеми окрестными хребтами. Пики вокруг были все
категорийными, и честно говоря я не усмотрел и пяти вершин, подъём
на которые котировался бы не выше 1Б. Трудные, оказывается, горы
этот Восточный Саян.

Пока первая пара восходителей ждала вторую, на гору медленно, но
неумолимо верно надвигалась издалека свинцовая туча. Я нервничал,
и не дал группе нормально отдохнуть - погнал вниз, прочь от ожидаемой
непогоды. Условились встретиться "вон на той зелёной лужайке" 300
метрами ниже пика Аршан.
-------------------------------------------------------------
И вот в этот момент нас поджидал пиздец. Я уже лежал-отдыхал
на зелёной лужайке, как вдруг услыхал сверху крики и отчаянную
жестикуляцию Саши Филатова. Я побежал обратно наверх, и с
полпути увидел окровавленную Мишину ногу. Оказалось, что при
спуске по курумнику, как я уже отмечал - достаточно живому, на
Мишу сзади свалился здоровенный камень, аккурат пришёлся на
его ступню спереди. Не буду обрисовывать живописные подробности,
только отмечу, что наше дальнейшее передвижение стало невозможным.

Достав телефоны, мы начали пытаться звонить в МЧС, но не тут-то
было. Связь была исчезающе слабой, и нам никак не удавалось всё
по телефону объяснить. В конце концов мы таки сумели послать СМС
"Южный склон пика Аршан, 300 метров ниже вершины, авария". Думали
про вертолёт, но как позже выяснилось, в этих краях всё делается
вручную - просто поднимается к месту происшествия спасгруппа.

Из разрозненных источников мы вроде как поняли, что МЧС в пути,
более того, вроде как даже две разные группы. Стали их ждать.
Тем временем пошёл крупный, холодный град. Продолжался он
недолго, но успел вызвать во мне леденящее предчувствие
"холодной ночёвки".

Возникла идея стащить Мишу вниз, хотя бы к поляне. Я припал
к скале: "Земля русская, дай мне силы недюжинной!" Взвалил Мишу
на плечи и попытался преодолеть курумник. Проблема однако заключалась
в том, что в отличие от Миши маленького, которого я тащил на пике
Любви, Миша старший очень высокий и на плечах держится
неустойчиво, особенно с травмированной ногой. В общем, эта
идея провалилась. Потом Миша смог, при нашей поддержке, сам
сползти по курумнику до поляны - 60 метров мы преодолели за 1 час.
-------------------------------------------------------------
Нам казалось, что МЧС должен прийти с минуты на минуту, но их всё
не было и не было. Саша Филатов сбежал вниз их встречать, а мы
втроём остались на полянке - обустраивать быт, на случай значительной
задержки здесь. Нашли воду, точнее услышали её, и я руками выкопал
"колодец", в котором постепенно скопилась вода.

Теперь дело было за костром - без него мы до утра могли не продержаться
(а перспектива ночевать маячила всё яснее и яснее, по мере того, как МЧС
всё не появлялся и не появлялся). Проблема заключалась в том, что мы
находились высоко над границей леса, и за дровами надо было спускаться
вниз ещё 300 метров по вертикали.

Прикинув, что одежды на всех нас не хватит, мы решили отправить Женю
вниз, заодно чтобы он точно организовал МЧС, если вдруг вышла какая-то
нестыковка. Женя убежал, а я пошёл вниз к Саше Филатову (он как раз
дежурил на уровне границы леса). Вместе мы нашли дрова и попытались
их поднять до нашей лужайки. Но не тут-то было!
-------------------------------------------------------------
Оказалось, что мы оба за день достаточно сильно устали, ведь 2200 общего
подъёма по мягко говоря не самой приятной подложке это уже не пустяки
и не дело житейское. И большие дрова на подъём не давались никак.

Пришлось ограничиться совсем мелочью, что нас сильно обеспокоило -
второй раз совершить "дровяной подвиг" уже не представлялось реальным.
На самом деле я устал больше, чем когда-либо за последние 5 лет, и это
при том, что всё только начиналось.

На поляну мы пришли взмыленные, хотя казалось, что поту в нас уже
неоткуда браться. Пульс зашкаливал, дыхалка тоже ругалась. На поляну
опускались сумерки, МЧС не подавало знаков, ни фонариком, ни по
телефону. Мы разожгли огонь.

В Аршане тем временем, как выяснилось позже, снаряжались две группы
- первоначальные сведения о том, что они уже в пути, не подтвердились.
Женя видел наш костёр, более того, его видело много народу в посёлке.
Спасгруппы вышли в ночь.
-------------------------------------------------------------
Мы же нацепили на себя всё, что у нас было с собой и, окружив едва
теплящийся огонёк костра, ловили каждую его искру. Вокруг стояла
тихая, звёздная горная ночь. Небо было близко, "так близко, что больно
дышать". Бог был где-то рядом, это он оградил нас от ветра, от гроз и
от холода - ведь почти никогда так не может быть, чтобы в горах на
высоте 2300 ночью было и ясно, и тихо, и не морозно. А эта ночь была
именно такой - исключением из правил.

Вокруг нас по периметру горизонта ходили кругом три грозы, бушевала
непогода. А у нас стояла полная тишь и гладь. Я молился, и на душе
было спокойно и гармонично. Молился в том числе и о том, чтобы те,
кто остался внизу, не очень напрягали воображение и не рисовали
себе жутких картин, как мы у потухшего костра ёжимся меж камней,
спасаясь от дождя и урагана. Всё было спокойно.

В какой-то момент снизу полышались звуки дискотеки. Саша Филатов
достал плейер и сказал "Устроим свою, альтернативную!". И дал мне
послушать Олега Медведева. Пританцовывая под него, я мигал фонариком
в сторону предполагавшихся спасателей. Песни Медведева веселили нас
своим содержанием: "Поезд на Сурхарбан", "Странная сказка" и другие им
подобные вроде как оптимизма вселять были не должны, но нам было
хорошо. Мы кипятили воду в моём канчике и грызли вкусные, сладкие вафли.
-------------------------------------------------------------
Ближе к утру мы услышали далеко внизу какие-то отголоски, и вроде как
свет фонаря (исходят ли они из посёлка или же с нужного склона, понять
наверняка было нельзя). Мы стали ещё интенсивнее мигать фонариком
в нужную сторону, однако видимого продвижения огней по направлению
к нам не наблюдалось.

Костёр мы жгли суперэкономно и рассчётливо, как завзятые матэкономисты.
Единственное маломальски весомое бревно клали с таким прицелом, чтобы
оно в нужном месте пережигалось и, складываясь каждый раз на две части,
давало мини-подобие таёжного костра, ``карликовой нодьи''. Затем вокруг
костерка оборачивались калачиком, и пытались дремать или хотя бы не очень
замерзать (как ни крути, а ночью стало прохладно).
-------------------------------------------------------------
Наконец, рассвет зателплился на востоке, за крутым горным кряжем. Меня
бил лёгкий озноб, но даже сквозь него я не мог не удостовериться в том, что
солнечное затмение близко: плоскость ``вращения'' солнца и луны явно
содержало нашу планету. Когда образы вокруг стали различимы, Саша
встал и решительно направился за дровами - ``не догоню, так согреюсь''.
Я помедлил, но всё-таки отправился вслед за ним. Ещё несколько веточек,
с огромным трудом доставленных на полянку, скравили наши последние
холодные часы. На поляну надвигалось Солнце.

Между тем МЧС вышло с нами на устойчивую связь, благодаря в частности
чудесным образом ожившему телефону. Они никак не хотели верить, что мы
ещё на 300 метров выше них, ибо рассудок говорил им ``хватит уже наверх''.
Раз 10 кричал я в трубку, что их голоса слышны строго снизу. Безрезультатно.

В какой-то момент мы с Сашей решили, что МЧС свалило вниз, так как они
уже давно не подавали признаков жизни. И порешили: Саша побежит вниз,
попробует организовать либо вертолёт, либо хоть группу поддержки,
с палатками и спальниками для второй холодной ночёвки.
-------------------------------------------------------------
Но, слава Богу, этим планам не суждено было осуществиться. По пути вниз
Саша таки встретил спасгруппу, которая просто отрубилась на часок поспать
перед решающим ``взлётом'' к нам. Как у Саши хватило сил ещё раз подняться
с ними до места нашей дислокации, я ума не приложу, но он это осуществил,
проявив истинный героизм.

Члены спасгруппы МЧС с виду казались ещё более потрёпанными, чем мы
сами и набросились на остатки нашей еды (припасённой совсем уж на
чёрный день). У них не было даже медикаментов для снижения боли, но
у них был опыт приготовления носилок - они пришли с вырубленными
палками, на которые накрутили несколькими мотками прочную верёвку.
-------------------------------------------------------------
В 14:00 мы двинулись в обратный путь, с Мишей на носилках. Поначалу
носилки всё-таки несли члены спасгруппы МЧС, однако с некоторого
момента нам пришлось их подменять. Второе дыхание пришло ко мне,
и я тоже брался за носилки - до тех пор, пока огромный камень не поставил
временный крест на моей левой руке. К счастью, как раз к тому моменту
подоспели снизу Женя и Митя - подмога пришла, подкрепление прислали!
Они же принесли ещё немного еды.

Остаток пути прошёл под проливным дождём по склону 45 градусов с
буреломом, кустарником и камнями. Каким Божественным чудом мы таки
смогли все оказаться внизу, я сейчас уже не помню. Квинтэссенцией спуска
был локально необходимый подъём на 20 метров - тут-то и стало ясно, до
какой степени мы все устали и измотались. Но мы всё-таки спустились в
22:40 вечера в посёлок Аршан, мокрые до нитки, похудевшие и возмужавшие
(но не наоборот - как говорит мой папа - не похужавщие и возмудевшие).
-------------------------------------------------------------
Дальше были наши жёны, дети, пир на весь мир в кафе Наран, тосты за МЧС
и жаркая-прежаркая баня, уносящая прочь наши беды, страхи и переживания.
Жизнь возвращалась к нам. Я заснул мёртвым сном после 200 грамм водки,
и говорят, на мне всю ночь плясали пьяные друзья и жёны - моя и Сашина.

Не знаю, может это всё и правда. Я не имел возможности засвидетельствовать.
-------------------------------------------------------------
Что я могу сказать? Где мы зашли за черту, перешли ту грань, которую нельзя
переступать? Видимо, рассуждая здраво, мы с самого начала шли без запаса
прочности. Без горной снаряги, с небольшим средним горным опытом взялись
мы за тяжёлый, изнуряющий склон с элементами категорийности. Хотя есть
соблазн просто-напросто всё списать на несчастный случай - в конце концов,
в горах всегда есть вероятность что-то повредить и откуда-то свалиться.

Бог нам судья, но и вы, друзья мои, тоже скажите что-нибудь!

04.08.08, уже из Москвы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 87 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →