ЖУРНАЛ ПРАВОСЛАВНОГО ПАНК-ПРОФЕССОРА (savvateev) wrote,
ЖУРНАЛ ПРАВОСЛАВНОГО ПАНК-ПРОФЕССОРА
savvateev

.......в продолжение/пояснение предыдущего поста.

Друзья мои!

Как вы поняли из предыдущего поста, в Хибинах тоже был экстрим и
спасработы. Не в нашей группе, но мы, конечно, помогали.

Подумав и посоветовавшись с друзьями, я решил поступить так:
сначала выложить рассказ о том, как всё было, а потом - обсуждение
выводов, которые мы из этого случая извлекли. Обсуждение может
быть немного сумбурным, местами противоречивым - в общем,
далеко не по всем вопросам мы пришли к единому мнению.

А этот пост просто рассказ. Ловите, читайте!
Спасработы "на бис", или "А вдруг война?"

В одну и ту же реку не войти дважды, это хорошо известно. На своих
ошибках не учится только дурак (а умный, напротив, как раз на них и
предпочитает учиться; тех же, кто учится на чужих ошибках, попросту
не существует). Опыт, полученный в той или иной жизненной ситуации,
редко когда пригождается впоследствии напрямую.

Всё это верно, но есть исключения из любых правил - исключения, эти
правила лишь подтверждающие. В Хибинах мне вновь пришлось помогать
сносить вниз пострадавшего (на этот раз пострадавшую), вновь из-под
самой вершины, вновь со стрёмной ночёвкой наверху. Де-жа-вю, короче.

Несколько различий, однако, имелось:

1. Это случилось не в нашей группе из 38 человек, а в дружественной
группе, состоявшей всего из двух участников;

2. Характер травмы, судя по всему, оказался серьёзнее;

3. Спуск, наоборот, был намного проще и ниже;

4. Ночёвка была не холодной, а мокрой (впятером со спальниками
под одним тентом, на склоне уклоном 10 градусов и под дождём).

А теперь - по порядку.
-------------------------
"Настоящий мужик не несёт тяжёлый рюкзак - потому что вдруг война",
любил говорить Глеб Гусев, когда нам с ним не доставался переходящий
из рук в руки (точнее, вырываемый из рук в руки) рюкзак на радиалках.

Похожую мысль обсуждали мы с Коковиным когда-то давно: лев 22 часа
в сутки спит, потому что он должен быть отдохнувшим на случай "войны":
проснётся и вломит. Вот и мы, старшие, должны быть не уставшими на
тот случай, если придётся топать 5,10,15, 20 часов подряд: тогда-то мы
и возьмём эти рюкзаки, и будем их нести всё оставшееся время.

Так-то оно так, но видать повторили мы это "а вдруг война" слишком
много раз. И она пришла, явилась на наш зов. Как говорится, пиздец
подкрался незаметно. Дело в том, что к нашей группе на пару дней
планировал присоединиться Саша Тонис, который со своей спутницей
Леной приехал в Хибины на 5-6 дней, отдохнуть после тяжелейшего
похода по Камчатке (куда он ходил, а Лена - нет). И вот, наконец, они
появились у нас, доведя наше общее количество до невообразимого
числа 40. В первый вечер мы с Сашкой вспомнили былое, попели
дуэтом множество старых песен под гитару.
-------------------------
На следующий день у нас была днёвка, а у Саши с Леной - радиалка.
Мы ждали их вечером, чтобы снова вместе петь и тусоваться, и только
собрались мы после бани у костра, только расчехлили гитару и даже
спели половину песни "Стрекоза и муравей", как увидели бежавшего
к нам Сашу Тониса. Через секунду стало ясно: песен не будет. Показав
красноречивый жест сложенными накрест руками, он оборвал песню
на полуслове: "Срыв со снежника, подозрение на перелом. 800 метров
вверх, 4 километра по прямой, под Индивичвумчорром, на склоне чуть
ниже вершины." Часы показывали 21:20.

Я молча надел и зашнуровал ботинки. Сборы заняли минут 20, хотя
конечно надо было чуть дольше спокойно посидеть и составить более
вразумительный план. Почему - поймёте ниже по тексту. В результате
Саша Тонис, Витя Пржиялковский, Глеб Гусев и я стартанули вперёд,
а врач Лена Пржиялковская и Митя Ильинский - чуть позже, вслед за
нами, собрав аварийную аптечку. До темноты оставалось не больше
двух часов, медлить было нельзя. Надо сказать, что наши школьники
проявили себя великолепно - сразу врубились в ситуацию, быстро и
оперативно помогли нам собраться.
-------------------------
Перед стартом я оглянулся назад. Мои школьники, вся наша группа
молча смотрели на нас, встав полукольцом вокруг костра. В глазах
было немое чувство внезапного осиротения. Я подбадривающе
подмигнул - "завтра допоём, друзья мои!", хотя, честно говоря,
в подобный исход не верил. Дима Зарубин остался за старшего.

Подъём дался тяжело - один из рюкзаков был за 30, надвигалась
непогода, затормаживая и мышцы, и мозги. Шли мы совсем не
оптимальным маршрутом, нервничая и совершая ошибки в выборе
пути. Наконец вдали, наверху замаячил тот самый снежник, под
которым, замерзая на камнях, лежала травмированная девушка
Лена. Стало смеркаться, и мы увидели, как она зажгла нам фонарь.

В тот день я понял, зачем в фонарях делают мигающий режим.
-------------------------
Преодолев несколько морен, мы оказались непосредственно у
последнего взлёта. Одного взгляда на него во мраке надвигающейся
ночи было достаточно, чтобы понять: Лена Пржиялковская (наш доктор)
туда не заберётся. Однако эта мысль лишь полоснула меня по мозгам,
как внезапный удар хлыста, но не задержалась в голове и не позволила
встать и подкорректировать наш план, оставив внизу хотя бы нашу палатку.

Нет, мы начали карабкаться наверх. Саша полез на мокрые скалы,
я же счёл это занятие опасным, и двинул в обход. Я думаю, Саша не
будет на меня обижаться за следующие слова, но я тогда подумал, что
его переклинило: ни спуск по тому снежнику, что хорошо просматривался
впереди и наверху, ни дальнейший планировавшийся им спуск вниз по
_тому_,_что_мы_в_тот_момент_преодолевали_, ни текущий подъём
Сашиным маршрутом не могут прийти в голову здравомыслящему туристу.
Тем более, что спуск по гребню был совершенно бескатегорийным.

Но конечно, я это пишу не чтобы обвинять, ибо с каждым может случиться,
а исключительно в целях предостережения на будущее: не кидайтесь ни
в какие авантюры вечером, ибо вечер - не время для разумных оценок!
Я сам несколько раз превышал порог безопасности в своей жизни, и все
эти случаи происходили как раз ближе к ночи.
-------------------------
В общем, моя оценка того склона - 1Б/2А (по крайней мере, в условиях ночи
и начавшегося дождя). Слава Богу, всё-таки мы благополучно добрались
до Лены, ровно через 3 часа после того, как Саша её оставил, побежав
к нам за подмогой.

Дождь усилился. Конечно, большая часть тёплых вещей ехала в рюкзаке
у Мити (мы полагали, ха-ха, что убежим от них с Леной Пржиялковской
минут на 10-15). Кое-как утеплившись, поставили палатку Саши на камне
в пяти метрах от Лены, и начали транспортировку пострадавшей в
палатку. Процесс сильно затруднялся тем, что сразу за Леной начинался
обрыв вниз (да, да, Господь Бог её вынес на руках - ещё одно движение,
и спасработы, увы, носили бы совершенно другой характер и назывались
бы иначе).

Страховать снизу не было возможности, поэтому мы обхватили Лену
верёвкой вокруг груди и страховали сверху. Малейшее неверное
движение вызывало адскую боль, ибо колено было раздроблено, да и
вторая нога тоже получила значительные повреждения. Лена держалась
молодцом, но всё равно тащить её не получалось. Как и на Аршане,
в результате единственным выходом оказался тот, при котором она
ползла сама. Только, в отличие от Миши Дворникова, она это делала
со скоростью 5 метров в час. То есть весь путь она преодолела за 1 час.
-------------------------
Я же всё это время размышлял о дальнейших перспективах. Совершенно
очевидно, что стащить её вниз самостоятельно мы не смогли бы. Нужен
был отряд МЧС. К тому же выводу, конечно, пришли и мои друзья. Кроме
того, у нас была вторая палатка, а у Мити и Лены Пржиялковской внизу
палатки не было, следовательно, нам нужно было под покровом ночи
совершать спуск вниз, назад. Уложив Лену и оставив с ней Сашу, мы
тронулись вниз, соблюдая максимум осторожности. Спуск занял 40
минут (в то время как подъём, кажется, не больше 20-ти) - никто не
хотел умирать, да и нового травмированного на месте горе-спасателя
нам ещё не хватало!

Внизу мы нашли кое-как мало-мальски приличное место, и поставили
- нет, не палатку, ибо она была двухместная, а нас было пятеро - а один
тент, растянув его по максимуму. Даже на этой высоте нас донимали
летучие твари, которые, как всегда, активизировались перед дождём
и преследовали нас от зоны леса. Плюс дождь и наклон в 10 градусов,
с которым мы боролись, разложив под ногами бульники. В 3:30 мы легли
и уснули - если это можно назвать сном. Мой спальник торчал наполовину
из-под тента, но мне было, говоря грубым языком, просто насрать. Я спал.
-------------------------
В 7 утра к нам в палатку заглянул Дима Зарубин, и сказал, что они со
спасателем поднялись к Тонису и Лене, и спасатель вызвал отряд из
Кировска - "Не пронести её вниз. Никак". Ну ещё бы, я бы удивился,
услышав что-то другое.

Потом я выглянул наружу. Белая плотная мгла, нас накрыло тучей.
В дальнейшем туча то отступала, открывая невиданный по красоте
вид на долину Кукисвума, то вновь облепляла нас со всех сторон.

Димка убежал к детям, и по нашей договорённости, должен был вести
их, как и планировалось, через Западный Петрелиус в долину Малой
Белой. Мы должны были к ним присоединиться по окончании спасработ,
как я сказал, вероятнее всего автобусом из Кировска до станции Хибины
и там пешком по дороге.
-------------------------
Покемарив ещё с часик, мы услыхали голоса: отряд из Кировска
поднимался по гребню горы. Я и Виктор полезли им наперерез, и
подсекли их на гребне. "Отбить бы вам всем почки!" - коротко встретил
нас начальник спасгруппы, узнав, что мы 38 школьников ведём в Хибины,
не регистрируя в местной службе спасения. Димка на КСС сообщил наш
план по дням, но надо было его продиктовать перед выходом на маршрут.
Кроме того, начальник как-то отождествил нас всех, упорно считая, что
авария произошла в нашей группе, хотя понятно, что в наших планах не
было ничего похожего.

"Ага, Западный Петрелиус, ну-ну. Звонят тут неделю назад - спасайте,
мол, мы на Западном Петрелиусе сидим! Приезжаем - а они на
Восточном. Почём ты знаешь, как ваши школьники сейчас без вас
пойдут?" (Восточный - сложный, категорийный, в отличие от Западного).
Я стал убеждать, что наши точно знают, куда идти. Я сам был уверен
в этом.....
-------------------------
У спасателей не было GPS. Как говорится, без комментариев. Мы сразу
же решили с Витей, что возьмём общественные деньги из кассы нашего
класса и подарим GPS Кировской службе КСС, с благодарностью за
помощь, оказанную нам. Забегая вперёд, скажу, что мы это уже сделали -
Саша ездил в Москву за носилками, и привёз заодно им прибор !

В общем, руководствуясь нашим прибором, мы нашли Лену и Сашу,
а Митя и Глеб тоже подтянулись наверх, повторив метр за метром
наш ночной маршрут. Дальше спасатели протащили Лену вверх по
снежнику, погрузив в профессиональные носилки, установив
посередине снежника "станцию" из двух ледорубов с верёвками.
Смотреть было страшно (снежник тот с наклоном 35-40 градусов),
но завораживающе. А ребята ещё и веселились, фотографируясь
на снежнике в разных позах. И это правильно - только с таким
настроем можно день за днём, ночь за ночью спасать искалеченных
людей и выносить с гор трупы. Я никогда не перестану восхищаться
представителями этой профессии !

Наверху, на гребне, мы подхватили носилки под 6 рук и, меняясь, часов
за 5 спустили Лену вниз. Руки у меня слабые, а жаль - не стать мне
спасателем. В результате большую часть пути я вместо этого нёс
35-килограмовый рюкзак Саши Тониса. Но ничего, ведь с каждого
из нас будет спрошено строго по способностям нашим....
-------------------------
Вот и всё? Нет, ошибаетесь, не всё! Приключения продолжались.

Я взялся сбегать туда-обратно на КСС за нашими документами и
деньгами. Сел в машину спасателей, которая везла Лену, и за первым
же поворотом мы въехали по самое... в болото. Машина застряла.

"Быстрее так добежишь, парень" - это был очень мудрый комментарий.
Я вылез из машины и пошёл по дороге в стороку КСС. С пустым желудком,
толком не спамши и прилично поработав с утра, шлось так себе - скорее
на автомате. Ноги тикали "тик-так", а душа как бы парила над дорогой.
Такое состояние уже один раз посещало меня лет 10 назад на Таганае,
когда я прошёл по горам вообще без еды 85 километров, и уже по асфальту
маршировал от Карабаша в Миасс. Кажется, что душа почти отделилась
от тела, а ноги продолжают привычно маршировать.

На КСС меня ждала награда. Несколько подростков разного возраста
обступили меня, расспрашивая, что и как. Выяснилось, что они все -
участники Кировской рок-группы "Катастрофа", и мы обсудили с ними
разные музыкальные тонкости. "Чего ты хочешь больше всего на свете?"
- СУП !!!!!! И они налили мне огромную тарелку вермишелевого супа!
Да ещё вдобавок салатиком угостили, и чаем с сахаром - благо ждать
пришлось долго, ту машину вытаскивали с помощью ещё одной машины.
Уйти я не мог, нам кое-что надо было обсудить с Тонисом.

Наверное, кто-то скажет, что я поступил плохо, съев суп и чай. Ведь
друзья там, вдалеке, не ели горячей еды около суток подряд. Может
быть, Вы и правы, дорогой читатель, но зато я теперь был готов нести
тяжёлый рюкзак, и вообще наличие одного бодрого человека усилило
группу. Тем более, у них было много разного сыра и шоколада, которые
я не мог бы есть, в силу свойсвт своего желудка (без супа ничего нельзя).
-------------------------
Я вернулся к ребятам поздно: мы долго ждали машину спасателей. Итог
состоял в том, что в 19:00 мы двинули в сторону перевала Западный
Петрелиус. Опасно так поступать, но я чувствовал своим "барометром",
что серьёзного шторма не предвидится. В 21:30 мы были на перевале.

По пути вниз то и дело начинался дождь. Сейчас я понимаю, что
отсутствие каких-либо следов на снежниках должно было нас всех
насторожить. Но почему-то мы тогда этому не придали значения!
Наверное, очень быстро бежали, желая отхватить как можно больше
светлого времени. До начала сумерек мы вступили в зону леса.

Вскоре впереди послышались голоса, и я на секунду решил: всё,
день закончен. Но это были не наши, а группа квадроциклистов,
по-моему уже изрядно принявшая на грудь. Ребята рассказали, что
мимо них прошла несколько часов назад огромная группа, а один
добавил: "Они шли Восточным Петрелиусом". <......>
---------------------------------------
Я просто не поверил. Мужик говорил, что так ему сказала одна девушка.
Ну, думаю, мало ли что она сказала, мало ли что он услышал, пьяный.
В общем, слегка встревожились, но решили, что это бред.

Дорога под ногами летела назад, унося с собой наши последние силы.
Лена Пржиялковская доказала мне в эти два дня, что её можно брать
куда угодно. После Хибин двухлетней давности она совершила просто
невообразимый шаг вперёд, а может это замужество так сказалось -
ведь недаром девушки все так хотят замуж, что-то же за этим стоит?

Мы шли и шли, а наших всё не было и не было. Наконец, мы вышли к
броду через Малую Белую, и увидали маркер, прикреплённый к дереву
(мы всё время высматривали маркеры, и это был первый на пути).

Он был не подписан, и содержал буквально следующее (verbatim):

1) Включите сотовые телефоны !!!!!!

2) Идите через брод по дороге до станции Хибины.
---------------------------------------
Поставьте себя на наше место. Что мы должны были подумать?
Почерк похож на Димин, Дима не спал всю ночь, подписать забыл,
да ещё вдруг и впрямь у них что-то на восточном Петрелиусе случилось,
и они побежали к станции? Вот тут-то мы все потеряли покой.

Мобильники мы включили, но связи не было. Что делать, неясно.
Пройдя 2.5 километра, мы решили встать на ночь. Было 1 час ночи,
и уже ни думать, ни идти толком не хотелось... Если бы записка эта
точно была от Димы, мы бы нашли в себе силы и дошли. А так.....

В общем, свалились и уснули, опять впятером под тентом,
опять дождь, опять комары. На войне как на войне.....
---------------------------------------
Я проснулся в 7 утра. Состояние было лучше, чем можно было ожидать,
и решил идти на станцию, и всё там выяснить, пока ребята отдыхают.
Не прошёл я и 500 метров, однако, как меня догнал верный Глеб!

Ну, а вдвоём-то всяко веселее! Придя на станцию Хибины, мы никого
не нашли, кроме двух душевных алкогольков, позвавших к себе "на чай".
Глеб подошёл ко мне, и твёрдо сказал: "Помни, мы в детском походе.
Только чай! К тому же, на рекорд идёшь!" (я уже девятый день не пил
ни капли спиртного). Про нашу группу они ничего не знали.

На столе, естественно, стоял не чай, а бутылка водки, наполненная
какой-то прозрачной жидкостью. Но мы решительно отказались -
и нам поставили чайник. А сами ребята (хозяина звали Толик) налили
по одной, и собрались выпить за знакомство с нами.

Дальше произошла забавная история. Толик сделал звонок по мобильнику,
а пока он говорил (с женой, "Купи ещё хлеба. Потому что я так сказал. Всё,
отбой."), второй свою рюмку опрокинул внутрь.

Тот, второй, ничего не сказал. Но отошёл в сторонку. Когда же разговор
по мобильнику закончился, он сказал Толику: "Урод, чё не предупредил,
что это чистый спирт?" А Толик - резонно в ответ: "Ну так а чё ты вперёд
хозяина-то выпиваешь, а? Я только разбавить собирался. Ну ладно, а
теперь я повторю твою ошибку........."
---------------------------------------
Они дали нам в дорогу сала, хлеба, кучу консервов и большущую бадью
горячего чая с сахаром. Отблагодарить было нечем, но они и слушать
об этом не хотели - "мы чё, жлобы што ли? Берите, а то по роже врежем!"

Когда мы вернулись к палатке, наши ещё спали. Разумеется, их радости
от всего этого достатка не было границ. Поев, мы стали обдумывать план
дальнейших действий, но тут наконец зазвонил телефон, и выяснилось,
что наши встали на ручье недалеко от брода. "Почему же маркер не
оставили там?????" вопрошали себя мы, проделывая 3 километра
пути в обратном направлении и снова бродя Малую Белую. Записка
на броде, соответственно, была адресована не нам, но я настоял, чтоб
её на место не возвращать: кто знает, сколько ещё групп ошибётся,
приняв её на свой счёт....
---------------------------------------
А потом была Встреча на Эльбе, объятия, горячая еда и гитара.
Выяснилось, что они и впрямь прошли Восточным Петрелиусом,
потому что он на карте Хибин помечен Западным (и наоброт), и
Димка утверждал, что мы это в Москве специально обсуждали
и я указал на Восточный Петрелиус, сказав, что это и есть Западный
и идти надо им. Я до сих пор уверен, что не мог так сказать - я же их
наизусть знаю, но даже факт обсуждения не помню. Видимо, голова
в тот момент была занята целиком организацией Байкальской Школы.....
Слава тебе Господи, что там никто не упал!

Маркер был конечно не их, а вот почему они нам не оставили маркера...
спишем на всеобщую усталость и сонливость. Забыли, были уверены,
что мы в тот день не придём (это и впрямь был подвиг!), мало ли что.

Короче говоря, не судите, и не судимы будете !
---------------------------------------
Вот и всё. Этим же вечером мы с Глебом уехали на Летнюю Школу в
Судиславль, причём ехали поездом Мурманск - Вологда, впервые в
жизни! Всю дорогу нас пытались спаивать, но я продержался - ведь
я шёл на абсолютный рекорд, 10 календарных дней без спиртного!
Если бы не Глеб, не видать мне этой вершины как своих ушей !
---------------------------------------
PS И напоследок - впечатление о спасателях от Глеба:
---------------------------------------
---------------------------------------
Вообще, я восхищяюсь тем, насколько адекватно вели себя спасатели.
Не подумайте, что я сейчас выставляю им высший бал с высоты своего
сознания, и что спасатели превзошли мои ожидания. Просто я первый 
раз видел их в действии, точнее участвовал в этом действии, временно
вступив в их ряды - и был впечатлен их человеческим здравомыслием,
способностью точно оцениить ситуацию в аварийных условиях, спокойно
и надежно принять верное решение. Я запомнил тот момент, когда носилки 
с потерпевшей были готовы к подъему по снежнику. Я говорю: "помощь
нужна?". Спасатель (кажется, Ренат) спокойно смерил нас взглядом - меня
и Митю - и прикинул матожидание количесва жертв в случае положительного
и отрицательного решения (таких выражений он не знает). "У вас нет кошек",
- рассуждал он вслух. А я подумал: он не уверен - похоже, помощь не
помешала бы. "Ладно, справимся сами, поднимайтесь в обход по камням" -
заключил он. И в этом коротком диалоге я почувствовал, что командир
принял партизан в свою часть, не задавая лишних вопросов об их
национальности и сексуальной ориентации. Одним взглядом он
оценил наши боевые качества, и теперь мы его солдаты, он нами
командует и оберегает нас до конца операции.
--------------------------------------
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 38 comments