September 10th, 2011

хуй

КРИВОСУДИЕ (размышления о российской Фемиде)

Один из комментариев по делу Макарова был такой, что
это никакой не сбой, а обычная работа судебной машины.

Я призадумался. Ну да. Последние около 100 лет наша
судебная машина работает с существенными сбоями.

Очень часто она не творит правосудие, а выполняет
чей-то жестокий наказ "свыше", или же улучшает свою
статистику, шагая по чужим судьбам и костям.

Суды при Царе были "по совести". Они служили людям
верой и правдой, хотя, наверное, и тогда были "сбои".
Но то были именно сбои, а не закономерность.

Вспоминается дело Бейлиса. Мама где-то читала, что,
когда уже собирались вынести обвинительный приговор,
главный присяжный вдруг упал на колени перед иконой
Божьей Матери, и воскликнул - "Не могу осудить
невиновного". После чего Бейлиса и оправдали.

А что же потом, после 1917? Потом сами знаете. Но
лично мне кажется, что это был закономерный итог
разрушения наших, родных уложений, и внедрения
чуждых нам, западных институтов.

Ведь русский человек и так живёт "по правде". Мы не
бежим в суд, когда сосед нас затопил водой, или когда
в окне напротив всю ночь горланят. Мы решаем такие
вопросы сообща. Нам западного вида суды не нужны.

Но в таком случае, они начинают использоваться
нецелевым образом. Призывы ужесточить, примерно
наказать и тому подобное у нас всегда будут означать
лишь одно: новые невинные жертвы судопроизводства
попадут под колесо российского кривосудия. Преступники,
как правило, "отмажутся" тем или иным образом. Мента,
избившего Екатеринбургского композитора, - оправдали.
Оказывается, не бил он его. И таких историй - множество.

Что из этого следует? Эх, если б я знал. Ведь и суды
присяжных также можно подкупить, и на них можно
оказывать давление. Но, наверное, всё-таки нам нужны
суды присяжных - и самое главное, чтобы не было всяких
там нормативов и рейтингов раскрываемости, статистики
этой всей, прости Господи. Обойдёмся без неё.

И за ошибки судопроизводства не надо строго наказывать.

Разумеется, тогда суды будут работать "лениво". Но у нас
нет выхода заставить их работать рьяно и честно. Пусть
уж тогда работают лениво, но зато справедливо.